Реальные истории запоев

Состояние алкоголика во время запоя

«Я начал работать рано, к 25-ти годам у меня было почти всё: деньги, квартира на Севере, должность прораба, машина. Уставал, замерзал, скучал, стал выпивать «с устатку». Потом больше, через несколько лет запоями, прогуливал работу, меня уволили. Потом пришла «белая горячка». Не знаю, сколько раз, может, 5–6. Не помню.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Я кодировался, клялся себе и окружающим, что больше не пью, держался пару месяцев, снова срывался, «зашивался», опохмелялся. «Белая горячка» — это не самое страшное. Ужасно было, когда мне что-то вкололи, а я всё равно выпил. Все мышцы стали выкручиваться, боль такая, что я пил, пил, пил. Я видел ад своими глазами. С тех пор я не пью. Одиннадцать лет. Работаю, растёт сын».

– Я Вика. Я алкоголичка.– Привет, Вика.Пить надо меньше. Как сократить потребление спиртногоСинеглазая девушка лет двадцати пяти в розовой кофте и фирменных спортивных брюках говорит, что не пьёт 5 лет. К двадцати она была алкоголичкой и наркоманкой. Всё начиналось, как у многих: ходила с друзьями в клубы.

Не представляла себе, как можно выйти танцевать, не выпив. Предложили «что поинтересней», не отказалась. Потом была ссора с родителями, которые выгнали из дома, две неудачные попытки вскрыть себе вены, расставание с любимым, «которому не нужна конченая наркоманка». Вика пришла сюда просто так, потому что некуда было идти и не о чем думать.

Первое время ходила на встречи.Но продолжала пить. Здесь закон один: если ты сегодня выпил, ты можешь прийти на собрание и послушать других, но сам не выступаешь. «Спасибо, я сегодня трезвая», — заканчивает свой рассказ Виктория.«Ключевое слово здесь — „сегодня“», — шепчут мне на ухо. Никто не зарекается: больше не буду пить никогда. Ты можешь не пить 24 часа? Конечно, могу. Вот и сделай это! А потом — ещё 24 часа.

Моя семья живет в обычной пятиэтажке. Квартир на лестничной клетке 3 штуки. Ну и понятное дело, все звуки, которые происходят в соседних квартирах, хорошо слышны. Под нашей квартирой живет один алкаш, зовут Саша. Таких, как он, у нас на районе много — обычный синяк. Живет с мамой. Все на ней, бедной, держится.

Очень она, кстати, хорошая женщина. Добрая, приветливая, слова плохого никогда не скажет. За что ж ей такие мучения под конец жизни — ума не приложу!Ну в общем любила она своего сына, хоть он и пьяницей был. Однако всему есть предел. Так вот сынок пришел домой в очередной раз на рогах, а у мамы сердце и не выдержало.

Скинулись мы всем домом и похоронили ее. Потом еще очень долго на Сашку все пальцами показывали и говорили, что это все он виноват. Ну а так оно собственно и было, чего греха таить. Сашка, видимо, и сам это понимал, поэтому пить прекратил, похудел, каким-то очень потухшим стал. Прошло некоторое время, и он сорвался — опять стал бухать беспросветно.

А когда напивался, то начинал орать, маму звать, мол лучше б он помер, чем она, ну и т.д.И вот, представьте, каждую ночь — такая карусель. Мы сначала спать не могли, даже милицию вызывали, чтоб угомонила пьяницу, а потом свыклись.Как-то раз мои родители уехали на дачу с ночевкой, а я осталась одна.

Я темноты очень боюсь, поэтому позвала подругу со мной ночь провести. Приехала она, и я тут же ее предупредила, какая у нас в доме ситуация, и что может ночью произойти.Ну значит, где-то до полуночи все было тихо-мирно,а потом внизу, в квартире пьяницы, что-то бухнуло. «Ну, понеслась», подумала я. Как обычно Сашка начал рыдать, звать маму, мол приходи за мной, ну и т.д.!

Через некоторое время там началась совсем уж дикая катавасия, не характерная даже для видавшего виды соседа. Были слышны звуки бьющегося стекла, крошилась мебель, а самое главное Сашка теперь не причитал, а орал диким голосом, мол оставь меня, мама, в покое! Я перепугалась не по-детски. Однако, через минут 10-15 все окончательно стихло, и я уснула.

Эту историю рассказала мне одна старая женщина. Случилось это еще в советское время. С ней на заводе работал мужик, который очень любил выпить – пил все, что можно, себя не щадил. И в один прекрасный день, после получки, изрядно напившись, не проснулся. Констатировали смерть, отвезли в морг… А надо сказать, что холодильников в том морге не было, просто камеры, куда клали трупы.

И вот ночью санитар услышал возню в камере – мужик был жив! Его вытащили и он с остекленевшими глазами рассказал, что побывал на том свете. “Я очнулся в просторной светлой комнате… как больничная палата.. Там везде – на полу, вдоль стен – стояли гробы разных цветов и размеров… Я ходил мимо них и недолго думая лег в какой-то гроб..

Вдруг в палату входит высокий, здоровенный детина с огромными руками и орет благим матом:– Ты чего, олух, здесь разлегся! Это не твое место! Вали!Тут меня как обухом по голове стукнуло, и я очнулся.. Даже и не понял сначала, где.. Голый.. в какой- темной коробке..”После этого пить этот мужик значительно меньше стал, а через полгода скончался. Уже взаправду.

Вначале, все вроде, как обычно. Ничто не предвещает беды. Сначала коньяк и шампанское в обществе женщин. Потом пиво и водка в компании баб. А дальше ты уже один, никому не нужный начинаешь носиться по родственникам, друзьям, и соседям с просьбой занять хотя бы на бутылку дешевого вина, или пузырь паленой водки.

Наступает очередное утро, восьмое, или двенадцатое по счету, когда первая мысль, которая приходит в голову, это, что ты снова влип, и опять, черт его знает, как выкарабкиваться. Тут же вспоминаешь про три дня сущего ада, которые надо как-то пережить, что бы придти в норму. Ощущение ужаса и кошмара начинает достигать апогея, и ты встаешь и начинаешь рыться в карманах одежды в поисках хоть каких-то денег, ну хотя бы на пузырек спирта, или настойки в аптеке.

Неописуемый словами «отходняк», пойманный тобой, наверное, в сороковой, или пятидесятый раз трудно с чем-то сравнить. Пожалуй, самое точное определение – «Врагу не пожелаешь». Мозг становится деревянным, мысли, не то, что уже не скачут, а вообще не двигаются. Итак, роешься по карманам, вытаскивашь из рубашки какую-то мелкую купюру, тупо на нее смотришь, постепенно понимая, что ее не хватит и на сто грамм.

белая горячка страшно

Надо искать дальше. Так, а брюки где? Начинается изматывающий поиск, в течении которого надо раз пять посмотреть в шкафу, раза три выйти на лоджию. И десять раз пройти из кухни в спальню, и обратно, тупо пялясь во все углы. В конце концов штаны найдены в туалете, возле унитаза. Тащишь, их на свет. Из кармана выпадает неубиваемый мобильник, который переживает с тобой уже четвертый запой.

Те, что были раньше, уплывали куда-то на первом-втором заплыве.Вытряхнув все, что было в карманах, опять долго не можешь сообразить, так хватит все-таки того, что нарыл, на бутылку, или нет. Придя к выводу, что должно хватить, начинаешь одеваться. Мельком глянув в зеркало, замечаешь, что не мешало б побриться.

Не-ет, только, не сейчас. Сейчас, главное, доползти до магазина, и не цепляя хвостов, вернуться назад.С горем пополам, раз пять промазав ключом мимо замка, все же удается запереть дверь. Подходишь к лифту. Тянешь руку к кнопке. Как всегда, какая-то сука нажала на другом этаже чуть раньше. Ну как же добраться до магазина?

Ладно, пошли по лестнице, будь оно все неладно. Выходишь из подъезда. А время не посмотрел. Вот дурак. Узнаешь, что до открытия магазинов с водкой, еще десять минут. Целая вечность. Идти в круглосуточный, это полкилометра лишних. Пока дойдешь, и здесь все пооткрывают. Так, надо как-то перейти дорогу.

Блин, как же ее перейти? Как страшно переходить.Пронизывает током, когда замечаешь, что тебя заметил старый знакомый. Все, сейчас на хвост начнет моститься. Нет, друг, только не сегодня. Но оказывается, у них своя бригада собрала на литр водки, его послали гонцом. Просит закурить. Но у тебя закурить нет, и начинается пустопорожняя беседа о том, как тебе плохо после вчерашнего, хотя это вчерашнее тянется с позапрошлой недели.

Знакомый стреляет сигарету у проходящего мимо парня, подкуривает, а ты в это время думаешь, как тебе все-таки херово. Он протягивает тебе полсигареты, ты делаешь две затяжки, и тут же осознаешь, что тебе стало еще херовей. Все куда-то начало уплывать.Блин, да когда ж они откроют? Ну, наконец-то. Подходишь к прилавку, вытаскиваешь все, что нарыл из карманов, с ужасом думая, что может не хватить.

А где продавщица? Вон она, падла, в соседнем отделе, по телефону тренькает. Вот уже сука. Но она уже чешет к своему прилавку, и у тебя вроде бы копеек хватает. Ты берешь двумя руками бутылку водки, отходишь в сторону, и пытаешься засунуть ее в рукав. С четвертой попытки получается. Так, полдела сделано, теперь еще надо вернуться домой.А это кто?

Навстречу тебе идет знакомая пара. Их только не хватало. Вот, блин, надо линять, пока расспросами не засыпали. Надо за киоск зайти, пока пройдут. Но поздно, тебя уже заметили. Окликнули. Черт бы вас взял. Ну что? Поворачиваешься, выдавливаешь из себя подобие улыбки. Спрашивают про здоровье мамы. Что-то бормочешь, благодаришь, мысленно посылая их в задницу.

Говоришь, что ты спешишь, а так очень рад был встретить, хотелось бы поговорить, но времени нет, и другую ахинею.Опять надо переходить дорогу. Опять стоишь и крутишь несколько раз головой в обе стороны, не понимая можно переходить, или нет. Так, вроде можно идти. Пошли. Вдруг замечаешь, что какой-то козел, который только что проехал, включил заднюю и прет прямо на тебя.

Вот пидар, что б у тебя болт на лбу вырос. Выскочив на тротуар, начинаешь чувствовать, как молотит сердце. Нет, до дома я так не дойду. Надо срочно снятся.Отходишь под многоэтажку, и судорожными движениями открываешь бутылку. Выпиваешь грамм 120. Так, спокойно. Все, теперь по прямой. Подходишь к своей двери.

Перед глазами все начинает плыть. Но ключ уже попадает сразу куда нужно. Заходишь и как подкошенный падаешь на диван. Надо еще глотнуть. Откручиваешь пробку, и полулежа выпиваешь еще сто грамм. Минут через десять мир уже кажется не таким враждебным. Но опять пронизывает током от мысли, что пару часов без допинга, и начнется новый, ни с чем несравнимый кошмар.

От этой мысли охватывает невыносимый приступ отчаяния, и на глаза наворачиваются слезы.Несмотря на выпитый стакан водки, ты лежишь, и чувствуешь только тоску и безысходность. Начинаешь в который раз клясться себе, что больше к водке и близко не подойдешь, вот бы только очухаться. И с этими мыслями выпиваешь еще несколько глотков.

Но на душе не веселеет, и снова выступают слезы. Потому, что ты уже дошел до стадии запоя, когда ОЧЕНЬ ПЛОХО может после выпитого смениться только на просто ПЛОХО, а потом наступает НИКАК, после которого опять становится ОЧЕНЬ ПЛОХО. Потому, что ты понимаешь, что это алкоголизм, и пить тебе нельзя, а ты пьешь, сам не понимая, зачем.

Предлагаем ознакомиться:  Почему после запоя потеешь ночью

История первая. «Лет в девятнадцать я начала выпивать…»

Родители мои были порядочные и честные люди. Разговоров о вере никогда не было. Что отец был крещен, я узнала через двадцать пять лет после его смерти. Меня не крестили. Окончила школу. Были беспорядочные связи с мужчинами. До замужества сделала два аборта. Через некоторое время родила дочь. Сразу после ее рождения снова стала делать аборты.

Реальные истории запоев

С мужем разошлись. Потом снова вышла замуж. До тридцати лет сделала одиннадцать абортов. Прости, Господи, многогрешную рабу Твою Нику и помилуй по Твоему неизреченному милосердию и человеколюбию. В тридцать лет я стала бесплодной. Жизнь со вторым мужем тоже не удалась. Мою дочь растили в основном родители. Я уже давно работала на заводе. Было много случайных и постоянных связей с различными мужчинами.

Лет в девятнадцать я начала выпивать. И так, незаметно для самой себя, я шла к алкоголизму. Компании, подруги, друзья, застолья, рестораны, мужчины… Тут остро встал квартирный вопрос. Я вышла замуж в третий раз из-за жилья. От мужа я быстро отделалась. Жила, тварь, как хотела и с кем хотела. Пила. Меня увольняли за прогулы с одного места, я устраивалась на другое. И всё больше и больше пила.

Дочь подросла, окончила школу, пошла учиться, затем работать. Из-за моего пьянства дома были постоянные скандалы. А я всё пила и пила и незаметно для себя спивалась. Преступала заповеди человеческие и Божии. Могла украсть, богохульствовала, сквернословила. В Бога не верила. Но Господь Вседержитель и Матерь Царица Небесная не отвернулись от меня. У меня родился внук. Через два года после его рождения дочь с внуком приняли Святое Крещение.

Я продолжала жить греховно и стала выпивать еще сильнее. Сплю. А продолжение снов – наяву. Разговариваю со знакомыми, с дочерью, с внуком. Вот они – и нет их, а я их вижу. Но это только начало. Короче, начинается, как считают, «белая горячка». Дочь хотела положить меня в больницу, но не решилась.

В ушах слышались стуки, голоса, смех, разговоры в два-три часа ночи. Встаю, проверяю: ничего нет. Однажды сижу, звоню по телефону и вдруг вижу: сквозь плотно закрытую дверь пролезает черная кошка, заглядывает мне в глаза и исчезает. Я ее больше не вижу. И всё время чувствовала толчки в бока, в спину.

Все думали, что у меня «белая горячка». А когда ночью ходила в магазин за водкой, от меня расходились три тени. Я всё рассказала знакомой. Она мне сказала одно слово «бесы» и посоветовала сходить к «бабке», но я не пошла. Я уже давно не могла нормально спать, и упросила ее остаться ночевать. Мы с ней напились, и она сразу уснула. А со мной начался такой ужас!

Лежу, в голове стуки, крики, смех, и думаю: «Ну всё, конец мне». И вдруг в голове как будто щелкнул «Полароид» и перед глазами фотография моего лица: слюни текут, беззубая, невменяемая. В квартире мы двое: я и спящая соседка. Слышу, как со мной разговаривают какие-то люди, но о чем – даже не могу вспомнить.

Они о чем-то просят, но на мои вопросы не отвечают. Мне стало очень страшно. Я вышла на лестничную клетку с бутылкой вина. Меня стали звать домой назад. Я не пошла, а заперла дверь на ключ. Меня продолжали звать. Господи! Помилуй! И вдруг я увидела, как дверная ручка сама собой повернулась на триста шестьдесят градусов и дверь открылась.

Мне было очень плохо. Это была не горячка, а мои грехи. По квартире метались тени, слышались смех, голоса. Меня всю толкало. На другой день я собралась и уехала к матери. Но и там я не находила себе места. Однажды утром встаю, а в голове мысль: «В церковь. Надо освятить квартиру». Но пришла я в церковь только дня через три. Что-то меня задерживало, не хотелось.

Наркологическая клиника

В церкви я никогда не была и пошла в близлежащий Николо-Кузнецкий храм. Подошла со своей проблемой к женщине за свечным ящиком, она мне сказала, что надо подойти к священнику. Я так и сделала. И всё ему рассказала. Он мне тоже сказал «бесы» и принял всё это как исповедь. Договариваемся об освящении квартиры.

Крестилась я только спустя два дня. Я ничего не знала, даже не знала, как надо осенять себя крестным знамением. Надели мне на шею крестик, но ко Святому Причастию в этот день не допустили. На следующий день в храм я почему-то не пошла. Мне говорили, что надо соблюдать пост, но я не очень понимала, что это такое. После крещения на моих ногах зажили трофические язвы, которые я безуспешно пыталась лечить около трех лет.

Позже я причастилась. После принятия Святого Крещения Господь даровал мне прощение и спасение. Но я, тварь, ничего не поняла. Не поняла, что нельзя напиваться, как свинья. Под руководством своего духовника начала читать молитвенные правила. Не пила ровно неделю. А потом сорвалась – снова запила. И будучи пьяной, молитв не читала.

Не осознавала того, что по Божиему милосердию и человеколюбию получила прощение грехов и исцеление души. Ни разу, даже внутри себя, я не сказала Господу спасибо, каюсь, что всегда была неблагодарной свиньей. Духовник просил меня хотя бы понемногу поститься. Но я ничего не хотела делать неудобного для себя.

Батюшка наложил на меня епитимью: не пить месяц. Ровно столько я и смогла продержаться. А потом всё началось сначала. 25 февраля того года начался Великий пост. Мой духовник снова просил меня бросить пить и хоть немного поститься. Я не понимала или не хотела ничего понимать. Продолжала пить.

И тут начался такой ужас, что страшно вспоминать даже сейчас. Сходила я в храм на вечернюю службу. Пришла домой очень спокойная. Вдруг мне стало как-то нехорошо. Потом еще хуже, появились какие-то видения. Всё время звенело в ушах. Вдруг раздался треск, как будто пытался прорваться телефонный абонент из другого города. Мужской голос сказал мне в ухо: «Будь осторожна». Я в ужасе бросилась к иконам, но не смогла прочитать даже «Отче наш». В голове была пустота.

Потом пошла на кухню. Я уже точно не помню сейчас, в какой последовательности всё это произошло. Была ночь. Великий пост. Вдруг сама по себе распахивается запертая створка окна. На десятый этаж поднимается снизу серый вихрь и в окно зигзагом влетает что-то типа молнии, у двери ванной комнаты она исчезает.

У меня зашевелились волосы на голове. Я бросилась в комнату к иконам, упала на колени. В голову не приходила ни одна молитва. Читаю молитвослов и чувствую, что сзади есть кто-то или что-то. Чувствую у себя на шее ледяное дыхание этого «чего-то». Очень хотелось оглянуться. Это необъяснимо. Божия милость безгранична.

От пережитого ужаса я не могла оставаться дома и поехала к дочери. Думала, убегу. Но нет: толчки, видения и ко всему – телефонный звонок. У дочери к телефону я никогда не подходила. А тут бегом побежала. Глухой женский голос назвал мое имя. Я бросила трубку, перекрестилась, помолилась и легла спать.

От страха я поехала к матери, полагая, что там мне станет легче. Шла первая неделя Великого поста. Господи! Помилуй! У матери два дня не пила. Ей было плохо от моего присутствия. Вечером я решила подмести пол, а отовсюду выкатываются шарики – видения. Я решила немного выпить на ночь для успокоения. И сразу же услышала голоса, веселье, как будто гуляет где-то недалеко шумная компания… Вроде бы ничего этого нет, а я слышу.

Вдруг под окном остановилась машина. Из нее выходит компания. Чувствую, что сейчас придут за мной. И точно, в подъезде топот ног, а входная дверь не стукнула. Поднимаются по лестнице и стучат в квартиру. По Божией милости я не подошла к двери. А перед глазами стоит ОН – с рожками, во фраке, в белой рубашке, в окружении девиц.

Упала я перед иконами Спасителя и Матери Царицы Небесной на колени, припала к святыням сердцем и душою и кричу: «Помогите, спасите, не дайте погибнуть».

Мать испугалась, подумала, что у меня началась «белая горячка». А я ей говорю: «Мама, молись Богу за меня. Пришли за мною. Не отдавай им меня». И она молилась вместе со мной, а ведь тогда она была еще не крещеная. Тогда я не знала, что всё это из-за спиртного. На коленях перед иконами я дала обет: не пить и даже не нюхать ни вина, ни водки, ни пива до конца дней моих; поститься как положено. После этого я немного успокоилась и уснула на плече у матери.

Утром поднялась ослабевшая, но обновленная. Потом купила икону Божией Матери «Неупиваемая чаша», перед которой молятся об исцелении от недуга пьянства. Как я могла раньше жить без веры? И еще я знаю – это дано мне свыше – что если я выпью, мне конец. Один или два раза я хотела поднести рюмку ко рту, но не смогла. Мне опять было очень плохо.

И вот Господь послал мне радость. Я молилась о матери и она – почти в 85 лет – приняла Святое Крещение. Я не знаю, сколько времени мне еще отмерено, но до конца дней моих буду раскаиваться и просить прощения у Господа нашего Иисуса Христа и Пресвятой Богородицы за то, что жила вне Церкви и не по Закону Божиему!

История третья. «Добровольно сдался медицине»

bfb373c0b5ddb4f82cd5ff0278a2ff6c

В первую очередь, человеку необходимо осознать – зачем он живет на этом свете, и как и для чего нужно жить. Тогда пьянство для него станет проблемой, а не удовольствием. Так было со мной.  А дальше Господь управит. Смысл жизни, если кратко – «Ищите прежде всего Царствия Небесного…»  Если человек не осознаёт, что он пьет лишнего и что это ему мешает и портит жизнь, наверное, никакие способы не помогут. Это образ жизни, жизненные ценности, стремления.

Предлагаем ознакомиться:  Как вывести человека из алкогольного запоя в домашних условиях

Я ездил по святым местам, ездил в источник в местечке Талиж Давидовой пустыни, что под Чеховым Московской области, добровольно сдался медицине на 45 дней в наркологическую больницу. Это было лет 15 назад. На Крещение…

Положительно содействовал мне в преодолении этой напасти курс видеолекций профессора Жданова «Наркотический и алкогольный террор» и про лечение зрения. Там пропагандируется здоровый образ жизни и всякие способы избавления от пьянства.

Господи, Слава Тебе.

История четвертая. «Лечился и снова падал»

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Я бросил пить больше трех лет назад. И за это время я прожил больше, чем за всю остальную жизнь. Такое вот внутреннее ощущение. Прости меня, Господи, если в прелесть впал, если ошибаюсь в чем, поправьте меня. Всего три года с малым я не пью вообще, в смысле не пью спиртного, ни в каком виде. И нет ни отвращения, ни тяги.

Это всё превратилось для меня в обычные химические соединения, именно для протирки процессора, скажем, или дезинфекции. И всего лишь. Так просто? Так сложно! Несоизмеримо сложно – до умопомрачения, до слез в подушку и кома в горле от осознания своей немощности. Это когда ты вдруг читаешь про мытаря, стоящего на коленях, бьющего себя в грудь кулаком, и в слезах умоляющего – помилуй мя, Господи!..

Спросить меня – почему не пьешь? Боишься? Ведь кодируют, «зашивают», еще как-то там иглоукалывают – вселяют страх. Страх искусственный. Ненастоящий. Значит, не от Бога. Не в том дело, что страх умереть – ненастоящий. А страх в том, что боятся заблудшие не того, что надо бы.

Любой, кого Господь миловал такую страсть и падение познать, всё равно имеет страх Божий. «Закодированные» и «зашитые» если и имеют страх, то страх физический, а это другое.  И откуда оно, большинству из нас понятно.

Никогда не зашивался, не кодировался с помощью гипноза или как там еще, потому как, Божьей волею, не действует на меня оно. Либо мне так кажется. Не пробовал напрямую. Я вообще стараюсь относиться к «чудесам» с очень большой осторожностью. Самым большим чудом я считаю результат труда, «по кирпичикам», день за днем, в молитве и с Господом.

Искал дальше правду. Лечился и снова падал, пытался выбраться, и опять срывался. Между срывами – промежутки адовы для себя самого и окружающих, для семьи. Опять ком греховный, пытающийся в лавину сорваться. Как и многие, дошел до предела, за которым – тьма, конец без начала, бесконечность, бесконечность тьмы. Если и не сразу физически – туда, то какую тогда роль играет тут время?

Не буду описывать перипетии жизненные, которые привели меня к Богу. Они у каждого свои, и тем же одинаковы. И путь к Господу у каждого свой. В том-то и живость нашего Православия – в его свободе. Свободе выбора. И нет тут четких рецептов. Скажу лишь, что глубину падения и тьмы (а она, как выясняется, возможна и на земле, и ее полно вокруг нас) осознаёшь в полной мере, побывав там собственной персоной.

Тому, кто жаждет исцеления, надо понять, ощутить, проникнуться до глубины своего сердца, что третьего не дано – только Он, или нет. Альтернативы нет. Как это ни прискорбно, но очень много людей это понимает слишком поздно, именно дойдя до известной грани.

И вот. В последний раз, когда я шел к тому же врачу (иглоукалывание), от которого уже уходил год до того назад и просил тогда «вернуть назад всё как было», я не просто понял, думал, переживал. Я ощутил такой тихий, почти беспомощный внутренний призыв (не услышал, но ощутил)… Не знаю, как назвать это непередаваемое состояние, внутреннее – о том, что это – в последний раз. Именно в последний, больше «шуточек» и «проб» не будет. На этот раз всё очень серьезно. Назад хода нет.

И потом, уже просидев в прихожей больше часа, буквально перед тем, как я вошел в кабинет, я вдруг вспомнил мытаря, и с душевным смирением и с полным отречением, с тем чувством сказал про себя: «Помилуй мя, Господи! Помоги!»…

И как это ни странно покажется, хотя я и не настаиваю, со стороны может быть виднее, но вышел я оттуда не со страхом умереть или повредиться. Со страхом Божиим, со страхом, что если дам слабину, попущу «темное», то кто же сделает всё то в жизни, что Богом мне уготовано сделать. Кого потом буду винить, как не себя? И сделалось так спокойно, так светло и в то же время сила такая пришла, как не бывало за все 12 лет, что я в грехе этом был.

…С тех пор в жизни моей есть два отрезка. До и после. Без и вместе. Без Него и вместе с Ним. Но не просто так, по велению «чуда», или «волею» (и если волею, то не совсем моей). А с маленьким законом – утреннее и вечернее правило преподобного Серафима, как закон для себя, как наказание и отпущение, заставление себя – что бы ни было, как бы ни хотелось спать, есть, пить и т.д.

А позже и остальное пришло, появилась тяга и жажда молитвы, жажда не только веры, но и знания, пусть и малые поначалу. Ибо малое ведет за собой и большое. На этот раз светлое. Но это уже о другом. (Хотя всё равно остается ощущение, что этого так несоизмеримо с нашими земными понятиями мало, и хочется сделать чего-то большего).

Возможно, случай мой проще других. Много проще. Ибо я захотел изменить жизнь и сделать шаг к Нему. Шаг, которого Он так ждал. И нет смысла рассказывать само собой разумеющееся, НАСКОЛЬКО изменилась моя жизнь.

Простите меня, братья и сестры, если длинно вышло и путано. Дай вам Бог смирения и благодати!

Помогай вам Бог!

Женский алкоголизм. Моя история

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

Доброго всего, я Марина и я алкоголикСейчас эти слова уже на уровне условного рефлекса, а 24.06.2015 с трудом заставила себя произнести вслух очевидное. Рассказывать, что было перед приходом в Сообщество АА (Анонимных Алкоголиков) – занятие утомительное и бессмысленное. Женский алкоголизм возникает, чаще всего, как следствие каких-то сложных событий в жизни, помноженных на жалость к себе.

Попытка сбежать от реальности в алкогольный треш. Весьма удачная, в моем случае.К алкоголю у меня нет никаких претензий. Со своей задачей одноатомный алифатический спирт справлялся более чем хорошо. Скажу больше, алкогольный тренинг научил меня многим полезным штукам: за полчаса из состояния полного коматоза перейти в рабочее состояние (хотя бы внешне);

владеть эмоциями; работать в любом физическом состоянии; быстро находить выход из патовых ситуаций; дублировать ценную информацию; убеждать. Только одно мне никак не удавалось – прожить период дольше 6 месяцев трезво.Итак, утро 24-го июня. Где-то 6 часов утра. Меееееедленно и мучительно пытаюсь осознать где я, какой сегодня день (рабочий или нет – остальное пока подождет), пытаюсь прочувствовать, какими травмами наградил меня крайний запой.

Вроде, ничего серьезного. Я еще не осознаю, что это запой, алкоголь активно бродит по крови и паническая атака только готовится.Пытаюсь встать. В этом периоде начинающегося похмелья я еще могу ходить, и меня не тошнит. С трудом дохожу до кухни. Количество видимых бутылок намекает, что я уже несколько дней «слегка не в форме». Сколько?

Да уже… Первые две затяжки вызывают тошноту, сигарета летит за балкон.Поехали дальше. Где моя дочь? Доползаю до ее комнаты – пусто, но в клетке у морской свинки есть корм. Значит, не ночевала, но ушла вечером. Выяснять сил нет, похмельный синдром набирает обороты. Еще торгуюсь сама с собой, дотащу ли я себя до офиса.

Остатки водки на дне какой-то из бутылок намекают, что вряд ли. Эти капли никак не спасают, но выбор сделан. Что там дальше? Сумка? Есть (секундная радость), ключи, телефоны (оба!!!), кошелек, наушники, паспорт… Вот на кой мне паспорт, удостоверения, электронный ключ от работы, пломбировочная печать и ISIC, чей срок истек в 2008 году?

Хоть права с собой не беру, при походе в магазин в соседнем подъезде.Смотрим дальше. Один телефон не включается. Снимаю крышку, руки уже совсем не слушаются. Плохой признак, уже очень скоро начнется. Вроде никаких существенных потерь. Теперь самое интересное – в какую сумму поездка в волшебный алкогольный тур влетела мне на этот раз?

Ого, но что-то даже осталось. Точно, это же премия ко дню чего-то там была. Отсутствие чека за контракт дочери слегка портит мне настроение, но наличность дает уверенность в том, что я могу отсрочить стремительно приближающийся трындец еще на несколько часов. Или дней. Зависит от того, какой сейчас день недели.Кстати, какой?

Один телефон сдох, второй показывает 3 января 2012 года. Снова плетусь на балкон. Активность народа, идущего в сторону метро, не оставляет сомнений, что день, сука, рабочий. И мой тоже. Но 6.30 на часах – я могу еще не думать, какую болезнь, случайно совпавшую с авансом или зарплатой, нужно сочинить.

Осенило, что в понедельник уже звонила шефу с рассказами об очередной внезапной тяжелой хворобе, несовместимой с работой, и даже договорилась за больничный, пятый за полгода.Ну, все, можно смело продолжать. Делаю новую попытку закурить. Резкое головокружение складывает пополам. Время, проведенное над унитазом, кажется вечностью. Снова кровь.

Шаги в коридоре заставляют вспомнить, что в квартире есть еще один житель. Привычный страх того, что сейчас начнется, немного утихает – у него тоже рабочий день. Значит, скоро свалит. Отсчитываю – три…, два…, один… Резко раскрывается дверь, крики пополам с матом сливаются в один звук. Меня выворачивает уже от его противного, ноющего голоса.

Лучше бы ударил, но молча. Утомившись, уходит варить кофе. Обычно запах кофе с утра меня радует, но не в этом состоянии. Практически ползком добираюсь до спальни, понимая, что сил выйти в магазин уже не осталось. Знаешь, что самое страшное в начале похмелья? Стыд и самобичевание. Когда-то случилось мне пережить оперативное вмешательство без анестезии.

Предлагаем ознакомиться:  Уколы при запое

2459

То, что было в наличии, не подошло. Как и времени искать какой-то другой анестетик. Хорошо зафиксированный пациент в анестезии не нуждается, ага.Сначала я пыталась не кричать, потом было уже все равно. Природа милосердна, я отключилась и больше ничего чувствовала. Душевная боль не имеет таких защитных механизмов.

У нее нет предела. Плюс физическое бессилие с нарастающей тошнотой. И понимание того, что ты еще можешь собрать остатки сил и пройти эти несколько десятков метров до магазина и обратно.Если бы не одно «но», которое завтракает на кухне. Время остановилось. Цифры на мониторе упорно не хотят меняться.

От невозможности ждать решаю проверить, что успела наваять по соцсетям. У меня есть одна особенность: в алкогольном бреду я пишу без единой ошибки, сложноподчиненными предложениями. И слету, не правя. Кнопка «сомнение» отключается. Прежде чем этот текст уйдет, он будет раз 20 перечитан. И, все едино, уйдет с ошибками.

Алкоголь был моим личным литредактором, но услуги литредактора обошлись бы дешевле. Как обычно – куча непонятных «друзей», десяток цепочек сообщений. Приглашают встретиться. Милый, ты бы икал до конца своих дней, если бы меня сейчас увидел. Delete.Возня в коридоре намекает, что уже скоро. Я не люблю медлительных людей.

Этот экземпляр – король тормозов. От злости затошнило еще больше. Чтобы отвлечься, начинаю считать в обратном порядке и совершаю самую большую ошибку алкаша, настроенного на поход за бухлом – засыпаю. На 10 минут. Снова прохожу все этапы радостного пробуждения, но лежа и быстро.И понимаю, что уже никто никуда не идет.

Ибо не дойдет. На журнальном столике уйма таблеток, ампул, бинтов – я имею счастье быть замужем за инвалидом. Есть все, спазмолгона нет. Да толку, все равно сейчас уйдет в таз. Кстати, где мой любимый дежурный тазик? Со стоном сползаю с кровати. Держась за стены, пытаюсь дойти до ванной.Какой мудак придумал зеркала в прихожей вешать?

От вида себя в зеркале проснулась окончательно. Увидела совершенно чужого человека. Это не я, это не могу быть я!! И поняла, что не хочу жить. Вот совсем. Я не хочу такой жизни. Не могу жить. Привычка превращать проблемы в задачи сработала и сейчас. Какой выход? Лечения алкоголизма не существует.Оборвут запой или сама перемучаюсь, будет снова тягомотный период насильственной трезвости, который закончится позорным финалом, но отложенным.

Факты четко указывали на то, что мой вариант развития стремительный. С одного запоя в год слететь в пятый за 6 месяцев. Варианта только два. Или просто не выходить из нынешнего, или пережить новый кошмарный выход со всеми сопутствующими.Потом ящик (если повезет) и принимающие фальшивые соболезнования родственники.

Суицид не наш метод. Помимо алкоголя, других проблем со здоровьем нет. Все гениальное просто. Меня убьет мой же алкоголизм. И где-то взялись силы.Спокойно оделась, взяла сумку, потом сообразила, что не донесу столько бухла. Вернулась к ноуту. И тут меня накрыло. Мне стало страшно, как никогда в жизни.

Я поняла, что еще несколько минут в тишине могут подвинуть мою психику безвозвратно. Судорожно начала искать номера, но вовремя остановило то, что только лишний раз напугаю близких мне людей.С n-нного раза удается забить в поисковик телефон доверия. Набираю. Дежурно сопереживающий голос. У меня точно те же интонации были, когда я дико уставала на дежурстве, но надо.

Не вчерашняя студентка. Уже хорошо. Пытаюсь объяснить, что со мной сейчас, но самой смешно от того бреда, что я несу.Какими словами объяснить человеку, никогда не переживавшему похмелье, что происходит? «Перебрал в клубе, прорыгался с утра, откисал с пивом до обеда» – это, други, нихрена не похмелье.

Похмелье – это когда воздух стал серой вонючей ватой, когда вместо крови – тугая жидкая грязь, когда ты в состоянии без времени и пространства, в вакууме, из которого высосали всю радость и счастье, а закачали страх и боль. И не веришь, что это когда-нибудь закончится. Точнее, остатками мозга ты понимаешь, что закончится, так как этот раз далеко не первый, но поверить в это не можешь.

Твой персональный филиал ада.И объясни это милой тете, ждущей 9 утра, чтобы пойти домой варить борщ и вязать носки внукам в компании любимой кошки. Пусть она, чем никто. Дав советы как жить трезво (спасибо ей, она искренне хотела помочь), тетя отключилась. Пугающая тишина накрыла снова.Вспомнила, что “берретту” муж приносил домой, хотя просила не провоцировать меня.

Однажды я засадила в него нож, он успел повернуться боком и удар пришелся на плечо. Рану зашил знакомый хирург, тактично не спрашивая, откуда прилетело. С тех пор я имею карт-бланш бухать без желающих рассказать мне, что я делаю не так. В запое меня не трогают, но потом…Пистолет в его нычке (ха!) не нашелся.

Разочарование пополам с облегчением. Добавила в поисковике к телефону доверия слово «алкоголизм». Какой-то «Феникс». Ну, Феникс, так Феникс. Хорошая птица, если верить легенде.Набираю. Женщина с голосом не алкоголика, ну совершенно. Ожидала услышать хриплый мужской (Макс, привет, твой голос был вторым в АА).

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

А тут нежный щебет. И говорит страшные вещи. Про себя. Не стесняясь, абсолютно откровенно. И я ей поверила… Нет, Юля, не так. Я тебе ПОВЕРИЛА.Моя голова кричала дурным криком, что быть того не может. Грамотный, очччччень профессиональный развод. Не бывает так, чтобы чужой, совершенно незнакомый человек знал про мое состояние все.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

Ей не надо ничего объяснять, подбирать слова. И почему-то она искренне рада общению со мной. Мне с ней становится спокойнее. Это как кто-то прижимает к себе и держит, пока тебя не переколотит от невыносимой боли. Говорит, что надо прерваться на время и что еще перезвонит. Советует какой-то форум алкоголиков с непроизносимым названием.

Надеюсь, когда-нибудь мне представится возможность сказать слова благодарности тому человеку, который создал форум Анонимных Алкоголиков и придумал такой сложный доступ к самому ценному общению. Которое не нужно левым людям, не имеющим отношения к алкоголизму. Кому жизненно необходимо, тот пройдет этот дикий похмельный квест с регистрациями, подтверждениями, ограничениями доступа.

«Если я сейчас выпью немного, то меня попустит и смогу доехать на собрание, как обещала на форуме. Перегар у меня и так есть, состояние ужасное, потому – можно. Даже нужно!». И начала собираться с магазин.Эта болезнь настолько сильнее меня, что разводит даже на попытке как-то с ней справиться. По дороге цепляю взглядом совершенно незнакомого человека.

Pozdnyakov-Sergey-3

Останавливаюсь и понимаю, что это чудовище – я, только в зеркале. То, что я видела утром, ни в какое сравнение не шло с тем, что увидела в тот момент.Во временных параметрах прошел час-полтора, но я могу поспорить на все, что имею, что время – не линейная величина. Вот тут я не знаю, как описать то, что произошло.

Я почувствовала, что моя жизнь проходит перезагрузку. В этот самый момент. Глядя самой себе в глаза, я физически ощущала, что что-то очень круто меняется. Потому что ТАК НАДО. И вернулась на форум.Больше суток я не выходила из онлайна, больше суток ребята с Весвало непрерывно поддерживали меня в моей адской похмелюге.

И вытолкали, просто заставили поехать на Феникс. И Юлин голос. И Макса, чьи слова «…если ты позвонила по этому номеру, значит, твой поезд уже утонул!», стали ощутимым пинком не расслабляться, заткнуть жалость к себе и ехать.Как я собирала себя по кускам, как доехала – это отдельная история. Как не сбежала с группы – очередное чудо.

Дело в том, что алкоголиков я представляла себе, мягко скажем, немного иначе. Пришли исключительно ухоженные женщины, мужчины в костюмах. Только пару товарищей были видимо потрепаны вином и жизнью.Анонимные – еще согласна, но Алкоголики??? Да кого вы дурите! Почти 4 года работы в наркологии продемонстрировали мне все подвиды алкашей в природе.

И в костюмах тоже. Но фишка в том, что они поголовно были безумно, нечеловечески уставшими. С потухшим взглядом и откровенным нежеланием жить. Если не слабоумные от рождения.А здесь – СВОБОДНЫЕ (это я потом поняла, что еще бывают и радостные, и счастливые, но не всегда). Пока мне хватило и этого. Секта.

Обычная секта. Уйти с собрания, после того, как мне радостно похлопали, что я теперь тоже «секта», было неудобно. Пришлось слушать и смотреть. Под финал я поняла, что совершенно не чувствую, где здесь подвох. Ну вот не нахожу. Списав это все на свое полудохлое состояние, я приняла решение.Секта это, или не секта – времени и возможности выбора у меня уже нет.

Мои бдительные родственники, если почувствуют угрозу имуществу, сами меня превентивно зароют, потому бояться нечего. Чего там говорят? 90 дней – 90 собраний? Это нереально, конечно. Но завтра попробую прийти. Хуже, чем есть, точно уже не будет. И пришла завтра, потом послезавтра.И еще 117 дней. Иногда не было возможности попасть на собрание.

Точнее, лень (читай – алкогольная зависимость) диктовала причины на собрание не идти. Но это было редко. В первые дни я чуть не промахнулась с Наставником. Отупение, которое всегда сопровождает выход из запоя, привело к тому, что я трижды сменила его за 3 дня. Еще абсолютно не понимая, что значит этот выбор.

И нашелся один человек, который объяснил мне цену вопроса так, что до меня дошло. Не стесняясь в выражениях и эпитетах. Это было тяжело и страшно, но, если бы меня пожалели тогда, на этом свете меня уже не было.Леха, ты, без громких слов, спас мне жизнь. А Юля поняла причину моих метаний. Одно идиотское недопонимание могло стать решающим. Но БОГ отвел.

Со временем пришло осознание того, почему же меня так тянет к эти людям. Мне с ними безопасно. Здесь я могу снять все маски, которые позволила навешать на себя социуму. И спокойно принять свою болезнь.А самое главное – жить с этой болезнью не в мучительной «сухости», а полноценно. До «счастливо», «радостно» и «свободно» еще далеко.

История пятая. «Дальше – смерть»

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

Муж бросил пить, когда понял, что дальше – смерть. С Божьей помощью, по молитвам к святой старице Матроне. Ему хватило душевных сил и смелости признать, что он болен. А вообще бывших алкоголиков не бывает. Людям, имеющим пристрастие к алкоголю (алкоголь подменяет собой некоторые ферменты на уровне обмена веществ), приходится всю жизнь бороться со своим недугом.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector